Беседа о дизайне:

Rocco Forte Hotels
НОЯ 5th

... Ольга Полицци, Паоло Москино и Филипп Вергилен

Сицилийский отель Villa Igiea – новая жемчужина в коллекции отелей Rocco Forte Hotels. У этой роскошной виллы, расположенной на морском берегу в окружении барочного великолепия Палермо, богатая и славная история. Это выдающееся дворцовое здание было построено более века назад по заказу знаменитого местного семейства Флорио. Проект и возведение виллы были доверены Эрнесто Базиле, самому уважаемому архитектору Сицилии.

Когда сэр Рокко Форте приобрел в 20ХХ году здание отеля, Ольга Полицци, директор по дизайну Rocco Forte Hotels, прекрасно понимала: если у декоратора в руках оказывается такое сокровище, шутить с этим щедрым подарком судьбы точно не стоит. Вдохнуть новую, яркую, современную жизнь в исторические стены виллы, сохранив при этом красоту и своеобразие оригинальной архитектуры и «душу» отеля, было задачей не из легких. Поэтому она доверила эту важную работу команде дизайнеров, которой давно восхищалась – Паоло Москино и Филиппу Вергилену из лондонского архитектурного бюро Nicholas Haslam Studio. 


Мы пригласили дизайнеров вернуться к событиям двух лет кропотливой работы по созданию интерьеров отеля – и побеседовать о тех открытиях, сложностях, радостях и профессиональных удачах, которые особенно запомнились им.

Филипп Вергилен: Впервые я увидел отель шесть или семь лет назад; так сложилось, что я устраивал на вилле вечеринку по случаю 50-летия моей сестры. Так что мне довелось увидеть Villa Igiea еще в том состоянии, которое она из себя представляла до того, как вы с сэром Рокко Форте стали принимать участие в ее судьбе.

Ольга Полицци: Филипп, я впервые об этом слышу! (Смеется.)

ФВ: Неужели я не рассказывал? Как бы то ни было, мы забронировали там все номера. Несмотря ни на что, этот отель считался лучшим в Палермо, и в нем все еще чувствовалась благородная стать, ощущалось былое величие. Хотя, по правде говоря, вилла тогда уже практически начала разваливаться, и в какой-то момент мы с Паоло поймали себя на том, что говорим друг другу: «Если бы только у нас была возможность поработать над этим местом; знаешь, я бы устроил здесь все вот так, а здесь чуть иначе, а отсюда нужно все перенести вон туда», и так далее. 

И вот, в 2018 году, в один прекрасный день в нашем офисе раздался телефонный звонок. Это были Вы, миссис Полицци. Поначалу мы предположили, что речь пойдет о стульях или текстиле, которые вам понравились, но оказалось, что вы позвонили, чтобы спросить, что мы думаем о том, чтобы заняться переосмыслением интерьеров Villa Igiea. 

Паоло Москино: Да-да, это действительно история мечты, которая стала реальностью! Разве можно назвать это иначе, ведь мы оба были в неописуемом восторге от этого дара небес – удивительная история отеля, Палермо, славная семья Флорио. Villa Igiea была точкой притяжения не только для сицилийцев; в свое время сюда съезжалась самая благородная и взыскательная публика из разных стран – на других посмотреть и себя показать.

ОП: Все верно, сто лет назад вилла была настоящим магнитом для богатых и знаменитых – ни один глава государства, ни одна королевская особа не упускали возможности здесь побывать. Тут гостили миллионеры, известные семейные кланы. В те годы сюда было не так-то просто попасть, но все равно каждый считал своим долгом обозначить свое присутствие.

ФВ: Это тот случай, когда тональность нашей концепции дизайна определила сама история этого удивительного места. Конечно, сейчас на дворе уже XXI век, и люди привыкли к новому уровню комфорта. Но я прекрасно понимал, что мы просто обязаны сохранить дух и своеобразие этого необыкновенного места. 

ОП: Каким-то удивительным образом вам двоим удалось сделать так, что сегодня, заходя в отель, гости восклицают: «Здесь все так, как было!». Конечно же, мы знаем, что это не так; обновленный отель отличается от старого как небо и земля. Но магия именно в том и состоит, что у гостя складывается ощущение, что здесь всегда все было именно так – только все расставили по местам, привели в порядок и более комфортно обустроили. Вам удалось создать невероятное ощущение путешествия во времени, на сто лет назад. Это очень тонкая и сложная работа. Ванные комнаты, конечно, совершенно не такие, как раньше. Мы с самого начала договорились: везде, где позволяет место, мы установим душевые кабины, ванны и биде. Для оформления ванных комнат вы использовали великолепное темное дерево, вдохновляясь, как я полагаю, стилистикой Базиле, и совершенно замечательную местную плитку. В созданной вами обстановке чувствуется сицилийский колорит – и, надо признать, что это Сицилия высшего разряда. Сицилийская роскошь, возведенная в абсолют.

ПМ: Когда мы впервые встретились там все вместе? Это было по меньшей мере три года назад, или я неправ?

ОП: Это точно было еще до начала работ. Признаться, я с трудом называю это работой! Вот почему мне так нравятся наши совместные истории: как известно, для каждого проекта всегда найдется два десятка вариантов воплощения – какие-то из них более удачнее, другие менее интересные. Но вы всегда были открыты к обсуждению абсолютно любых сценариев. 

ПВ: Да, и как вы помните, мы приняли еще одно сознательное решение: все, что можно сделать силами местных мастеров, будет сделано на Сицилии. Мы не собирались,например, привозить комод из Японии. Мы использовали только камень локального происхождения; весь мрамор тоже местный. А создание плитки можно, наверное, назвать квинтэссенцией нашего подхода: справиться в одиночку с таким объемом ни одному местному производителю оказалось не под силу, поэтому мы разделили заказ между несколькими мастерскими.

ОП: И те заказы, что не успевали выполнить мастера на Сицилии, все-таки остались в Италии. 

ПМ: А вы помните местный аукционный дом, который мы обнаружили? Трионфанте?

ОП: О, да! Совершенно чудесное место. 

ПМ: Как же это было увлекательно! Немного напоминало раскопки в поисках ценных сокровищ. И ведь действительно, мы смогли обнаружить множество удивительных находок, настоящие жемчужины. Кстати, Бенедетто Трионфанте, как и почти все, с кем вы сталкиваетесь в Палермо, просто влюблен в Villa Igiea. Не уверен, рассказывал ли я вам уже эту историю, но однажды у нас возникла проблема с поиском светильников для бара. Мы позвонили ему около 10 часов утра и сказали, что нам очень нужны два светильника. Не прошло и часа, как у входа в отель уже стоял его грузовик, доверху заполненный лампами на самый разный вкус. Еще через час или около того, все выбранные нами светильники были приведены в порядок. А к концу дня они уже красовались в баре на своих местах. О таких моментах вспоминать не только очень приятно, но и весело.

ФВ: Более сложной задачей были многочисленные согласования: все действия надо было утвердить и с градостроительными специалистами, и с офисом суперинтендантства, осуществляющим надзор за строительными работами. Помнится, иногда это стоило нам некоторого количества нервных клеток, не так ли?

ОП: Паоло прекрасно удавалось находить с ними общий язык и управлять этим процессом. И в конце концов у нас все получилось. Да, мы были несколько ограничены в выборе цветовой палитры, поскольку власти занимали в этом отношении достаточно жесткую позицию, но в итоге все получилось просто замечательно.

ПМ: Да, мы смогли осуществить примерно 90 процентов наших идей.  

ОП: Вернемся к дизайну. Для меня одним из самых запоминающихся моментов стала совместная работа с ремесленной мастерской Сан-Патриньяно. Она находится в одноименном реабилитационном центре в Ле Марке, где проходят восстановительное лечение наркозависимые пациенты. Как бы я хотела, чтобы в каждой стране мира была такая мастерская. В итоге вы заказали у них много обоев для стен, не так ли? И довольно много покрывал... напомните, что еще мы у них приобрели?

ПМ: Еще они изготовили для отеля несколько красивых кованых люстр и несколько светильников. 

ОП: Кажется, что этим ребятам все по плечу, правда? Надо сказать, это просто невероятно. Разумеется, мы сохранили много исторических предметов мебели и обстановки, провели большую инвентаризацию и все тщательно изучили. Вспомните, например, великолепные сундуки XVII и XVIII веков, которые стоят в коридорах отеля. Мы стремились сохранить все, что имеет хоть малейшую историческую и художественную ценность.

ПМ: А в других случаях мы черпали вдохновение в сохранившихся элементах декора, дополняя то, что удалось сберечь и восстановить. Яркая иллюстрация – фрески в зале Базиле. Их отреставрировали, возродив все эти невероятные цвета – глубокий зеленый, синий, насыщенный золотой. И именно эта гамма оттенков определила цветовую палитру, которую мы подобрали для обоев и гессенской ткани в номерах. Таким образом, мы не только смогли соблюсти все ограничения, действуя в рамках, установленных суперинтендантством, но и нашли возможности проявить при этом изобретательность и творческий подход.

OП: Если задуматься над тем, что в процессе работы стало в хорошем смысле слова неожиданностью, приятным сюрпризом, то, не знаю как насчет вас, а для меня таким сюрпризом стал бар отеля.

ПМ: Полностью согласен. Бар действительно вышел на славу.

OП: Сейчас, когда все позади, я уже могу вам признаться, но когда я впервые увидела эскизы барной зоны… Конечно, я не ставила под сомнение ваши идеи вслух, но в голове постоянно крутилась мысль: «До чего же странно выглядит этот план барной стойки, не уверена, что это удачная идея». Для оформления верхней части вы использовали металлические элементы, которые стали своеобразным реверансом в сторону некоторых уже существующих фрагментов декора, и я сомневалась в том, что это правильный ход. Однако я позволила задуманному принять реальные очертания, а когда увидела все на своих местах то, признаюсь, была не просто очень удивлена – я пришла в восторг! Бар просто великолепен. Настенная роспись стала смотреться намного эффектнее. А люстры – настоящее чудо!  У кого вы их заказали?

ФВ: Их изготовил для нас Гомьеро, еще один замечательный ремесленник из региона Венето. Наши эскизы были непростыми, довольно замысловатыми, и он выполнил заказ в точном соответствии со всеми нашими спецификациями.

ОП: Еще одним приятным сюрпризом стала библиотека. Теперь я просто обожаю это пространство. Вы сотворили настоящее чудо. Эта пара старинных двойных столов, прекрасные столы Базиле, полосатые стены – просто восторг!

ПМ: И мы смогли получить разрешение на эти полосы! (Смеется.) Раньше это была «мертвая зона»,  совершенно бездыханное пространство, а теперь оно наполнилось жизнью. Мы не раз слышали от персонала, что гости очень любят проводить время в библиотеке, и иногда проводят там по часу и больше, читая или просто отдыхая.

ОП: А как хороши дамские и мужские туалетные комнаты, которые вы создали внизу! Какой прекрасный способ вы нашли, чтобы сохранить этот необычный расписной потолок! Помните, ведь раньше в этих помещениях располагались офисы, где сидели шесть или семь человек, и публика никогда не видела всей этой красоты. И у вас возникла блестящая идея обустроить в этом помещении уборные, организованные таким образом, что кабинки не доходят до потолка, поэтому каждый, кто заходит, может увидеть эти картины.

ФВ: Да, это был настоящий успех. Ведь речь шла о том, чтобы превратить своеобразные задворки дома в яркий штрих его передней части. Мы нашли способ преобразить то, что скрыто от посторонних глаз – и к чему нам даже было запрещено прикасаться – в комнаты, которые приятно показать гостям.

ОП: Знаете, некоторые дизайнеры значительно усложняют себе задачу тем, что вообще не воспринимают никакой критики. Вы же относитесь ко всему проще. Как же я радовалась тому, что мы всегда могли любую ситуацию обернуть в шутку. Видит Бог, при такой огромной и важной работе это просто необходимо!